ИЗВИЛИСТАЯ СУДЬБА ПИОРОМОНТА НА ШНИПИШКАХ

Название местности Пиоромонт, не так давно появившееся на картах Вильнюса, для многих из нас может показаться новым и не совсем понятным. На самом же деле, этому району возвращено историческое название. Район этот долгое время считался предместьем и стал интенсивно застраиваться только во второй половине 20 века., хотя жизнь здесь кипела задолго до этого.

Предместье Шнипишкес получило название от имени виленского купца или мещанина Сниписа, которому Витовт (Витаутас) даровал эти земли за Вилией. С 1441 года Шнипишкес уже принадлежали Радзивиллам. Здесь имелись залежи великолепной глины, что способствовало строительству кирпичных заводов в этой местности и изготовлению кирпича, черепицы, печных изразцов, глиняной посуды. Шнипишкес прославились ещё и тем, что тут частенько откапывали кости мамонтов.

Предместье формировали две главные улицы, бравшие своё начало от Зелёного моста: одна вела в Укмерге (Вилкомир) и далее в Ригу, а другая – в предместье Вяркяй (Верки). Последняя в конце 17 века получила название Кальварийская, так как вела в Кальварию, построенную монахами доминиканцами в благодарность Богу за освобождение Вильны от московских войск Алексея Михайловича. Путь в Кальварию указывала деревянная скульптура Христа в часовне на пригорке за Зелёным мостом.

Появилась часовня в 1720 году, а сам пригорок – не что иное, как место захоронения горожан,  умерших во время эпидемии чумы 1706 – 1710 г. Христос, несущий крест – символ жертвенности братьев-иезуитов, не покинувших город и разделивших судьбу жителей Вильны, облегчая им уход в мир иной исповедью и последним причастием. Скульптура (почитаемая чудотворной) вместе с часовней была уничтожена в начале 60-х годов прошлого века, а попытка сровнять пригорок увенчалась страшной находкой – множеством человеческих костей.

На восточной стороне Кальварийской ул. в 16 веке были великокняжеские псарни, первая в Вильне стекольная фабрика Палецкиса и гостевые дома для русских и татарских послов. (Почему за рекой? Русские буянили сильно, когда напивались, а татарские, хоть и не напивались, всё равно дрались с местными). Здесь же в 1577 году ректор иезуитской Академии Станислав Варшевицкий построил небольшой дворец, в котором жил Пётр Скарга (первый ректор Виленского университета).

Не так давно на картах Вильнюса появилось название Piromontas, обозначающе местность за Зелёным мостом, справа от улицы Калвариёс.

До Второй мировой войны, нынешняя улица Юозапавичаус носила название Pioromontska. После войны ей было присвоено имя партизанки Марите Мельникайте, а старое название стало постепенно стираться из памяти горожан, хотя старожилы, коренные жители Вильна, продолжали оперировать старыми названиями улиц. А название это восходит к 18 веку – тогда появилась в Литве мода называть холмистые местности на французский манер. Так у нас появился всем известный Бельмонт (Belle mont – красивая гора), а за Зелёным мостом – Пиоромонт.

Пиоромонт лежал на правом берегу Вилии, восточнее Зелёного моста, на холме, осенённом вековыми деревьями и принадлежал семье некоего Пиора, Витебского кравчего и Румшишкского старосты, состоявшего писарем при дворе Станислава Августа Понятовского. В 18 веке на Пиоромонте был роскошный загородный летний дворец, в котором его хозяин, Пиор, принимал самого короля Станислава Августа, и тот остался весьмя доволен пребыванием в столь живописном месте.  Местность вдоль правого берега реки называлась Рыбаки (на это указывает и название улицы Жвею – Рыбацкая).

На Пиоромонте с конца 15 – начала 16 века находилось старейшее еврейское кладбище, которое с 30-х годов 19 века уже считалось закрытым и захоронения там не производились. Усопших провожали на вновь открытое кладбище – на Заречье (теперь по ул.Оланду).  По решению царской администрации при возведении военных укреплений часть кладбищенской территории была застроена. Чуть подальше от реки на север находилось «Военное поле» и казармы (в межвоенный период казармы 4-го Занеменского Уланского полка – отсюда и улица Улону), жилые кварталы офицерских семей. Восточнее от них начиналась Лосёвка.

Здесь же, рядом с еврейским, существовало и католическое кладбище – тоже очень старое. Его появление относится к 16 веку, принадлежало оно костёлу св.Иоаннов, а позднее – иезуитам. Кладбище это было довольно обширное, могилы занимали весь прибрежный склон. После упразднения ордена (1773 г.) кладбище перешло в ведение костёла св.Рафаила и ордена пиаров и принадлежало им до роспуска ордена в 1835 г. До конца 19 в. на католическом кладбище ещё производились захоронения, хотя оно и было сильно уменьшено за счёт построенной электростанции. На плане Вильны 1898 года оба кладбища отмечены как закрытые, обозначены они и на плане 1921 года. Только вот на карте 1935 года католического кладбища уже не видно, хотя на плане 1937 года опять видны оба – и католическое, и еврейское.

В 1618 году на католическом кладбище (или рядом?) был построен костёл св.Терезы, однако в 1837 г. здание разрушилось наводнением, и восстанавливать его уже не стали.  Несколько поодаль от берега появилась погребальная часовня, в 1889 г. перестроенная в неоклассическом стиле, а на месте разрушенного костёла в 1903 году была возведена первая электростанция (теперь в этом здании размещён музей техники).

Последние захоронения на католическом кладбище на Пиоромонте состоялись 13 июля 1944 года. Трое бойцов Армии Крайовой пали в боях за Вильнюс и были погребены рядом с часовней. Вот их имена: Grombczewski Czesław, Hojan Franciszek, Palenko Maurycy. Часовня сохранилась до сих пор – отремонтирована и выглядит довольно опрятно. Сейчас в ней размещается армянская церковь. Рядом с церковью – три креста. Крохотный участок земли за забором, окружённый современными зданиями и гаражами – вот всё, что осталось от древнего католического погоста.

Более поздние карты уже не упоминают ни одно из этих кладбищ, поскольку в послевоенный период начинается интенсивная застройка правого берега и властям хотелось поскорее «забыть» об объектах, так мешавших развитию города.

В 1950 году на месте «Военного поля» появился стадион «Жальгирис» (первоначально носил название «Спартак») на 20 тыс.зрителей. Впрочем, в межвоенный период «Военное поле» использовалось для спортивных мероприятий польской армией, а перед самой войной там был оборудован «Стадион на Пиоромонте». Кроме того, польскими властями был разработан план по обустройству на этой территории комплекса спортивных сооружений, но воплощению этих планов помешала война. В послевоенный период эту идею воплотила в жизнь новая власть: на Пиоромонте появился уже упомянутый стадион, закрытый спортивный зал, закрытый и открытый плавательные бассейны, Дворец спорта.

Как мы знаем, ничто не вечно в этом мире. Пришли новые времена, новые порядки, то, что строилось на общие (государственные) деньги попало в списки приватизируемых объектов и обрело новых собственников. Спортивные объекты не вписались в финансовые схемы новых хозяев, к тому же место их расположения оказалось слишком уж лакомым кусочком. Стадион исчез с лица города, на его месте возник жилой квартал с офисами, гостиницей, аллеей для прогулок, кафе и магазинами.

Давно «почил в Бозе» и крытый плавательный бассейн («открытый» же, заросший травой и деревьями, ещё ожидает своей участи). Ждёт решения своей судьбы и Дворец спорта… На месте бывшего еврейского кладбища установлен памятный камень, неподалёку сложены памятники, свезённые сюда из разных частей города (в советское время их использовали при строительстве, теперь изымают, где это возможно, и свозят сюда).

«Ничто не вечно под Луной»…

ИНТЕРСНО?

Индира Гладкова

Индира Гладкова

Профессиональный гид, автор сайта "ПРОГУЛКИ ПО ВИЛЬНЮСУ"...

.